П. Симоненко: Запад боится русского языка

К оглавлению "Актуальные темы" К оглавлению "Политическая безопасность"
К оглавлению самого интересного

Петр Симоненко: «На Западе опасаются русского языка как интегрирующего фактора для стран и народов бывшего СССР»

Сергей ЛОЗУНЬКО

— Петр Николаевич, скоро год, как Президентом Украины стал Виктор Янукович. Что бы вы могли сказать по поводу первой годовщины пребывания Виктора Федоровича на этом посту? Как вы оцениваете этот период? Во всем ли президент Янукович оправдал ожидания Компартии, поддержавшей его во втором туре выборов? Не жалеете, что поддержали Януковича?

— Начну с последнего вопроса: нет, не жалею. Учитывая, какой выбор стоял перед нами накануне второго тура, — иного решения у Компартии и быть не могло. Еще одной «помаранчевой» пятилетки страна просто не пережила бы. Поэтому, повторюсь, наш шаг был правильным и единственно возможным.

Что до впечатлений от первого года президентства Виктора Федоровича Януковича, то они двоякие. С одной стороны, нельзя не отметить очевидное улучшение отношений с нашим северным соседом и стратегическим партнером — Россией. В актив Януковичу я бы занес и Харьковские соглашения, выгодные как Украине, так и России. Украинская экономика получила существенные преференции в виде уменьшения цены на поставляемый в нашу страну российский газ. В то же время продление базирования Черноморского флота России в Крыму до 2042 года — стратегически важный шаг, который будет иметь существенное значение для будущего украинско-российских отношений. Харьковские соглашения нанесли серьезный удар по геополитическим прожектам противников украинско-российской дружбы. А в дополнение к этому был свернут курс на вступление в НАТО и соответствующим образом закреплен в законе об основах внешней и внутренней политики. Перечисленное — это, по моему мнению, главный позитив прошедшего года.

К сожалению, есть и негатив. В первую очередь Украина, как и при предыдущей власти, продолжает жить под диктовку МВФ. Международным валютным фондом нам навязаны антисоциальные, в полном смысле этого слова антинародные меры, которые называются «антикризисными». Хотя на самом деле никакой проблемы выхода из кризиса они не решают, а только усугубляют этот самый кризис: сдерживается развитие украинской экономики, прежде всего высокотехнологичных отраслей, нищает украинский народ, он же потребитель, который должен выступить двигателем внутреннего производства. Украина все дальше погружается в долговую яму, и соответственно усиливается ее зависимость от иностранного капитала.

Мы предлагали прекратить всякое сотрудничество с МВФ в пользу развития отношений с нашими историческими партнерами — Россией, Беларусью и Казахстаном. Вступление в Таможенный союз, по мнению Компартии, принесло бы Украине гораздо больше пользы и явилось бы действительно антикризисной мерой, способной придать импульс украинскому товаропроизводителю.

Не могу не отметить и набившие оскомину т. н. «непопулярные реформы», которые выливаются в банальное повышение цен и тарифов. Это не реформы, а перекладывание экономических проблем государства на плечи рядовых граждан, самых незащищенных слоев населения. В этом вопросе — если именно такие «реформы» будут предлагаться и дальше — коммунисты не будут их поддерживать.

— То есть определенное разочарование есть.

— Да нет разочарования, потому что наши ожидания были адекватные. Мы прекрасно понимали, что при нынешней системе, в которой господствует и задает правила игры крупный капитал, ничего иного в принципе быть не могло.

— С какими настроениями Компартия входит в 2011 год?

— С теми же настроениями, что и весь украинский народ, для которого нынешний год начался отнюдь не празднично. На 30 процентов повышены тарифы на жилищно-коммунальные услуги. Вновь стала насчитываться пеня за несвоевременную оплату этих услуг — при том что государство по-прежнему не обеспечило гражданам ни достойный прожиточный минимум, ни решило окончательно проблему задержек с выплатой заработных плат. Т. е. получается, что многие украинцы оказываются между молотом и наковальней — с одной стороны, им не выплачивают зарплату, с другой — начисляют пеню за просрочку коммунальных платежей. А с чего они должны платить, если им самим не выплачивают честно заработанное? Все это — на фоне стремительного роста цен на товары первой необходимости.

А на очереди еще т. н. «пенсионная реформа», принятие Трудового и Жилищного кодексов, разрабатываемых по лекалам МВФ в интересах крупного капитала, но не украинского населения. Само собой, если указанные документы будут предлагаться к рассмотрению в парламенте в том виде, в каком они существуют сейчас, Компартия не только не станет за них голосовать, но будет призывать народ к акциям протеста против данных в высшей степени асоциальных законопроектов.

— Что конкретно не устраивает Компартию в перечисленных вами законопроектах?

— Они нас в принципе не устраивают, ибо направлены на демонтаж той системы социальных гарантий, что была выстроена в советское время.

Если говорить о «новациях» в пенсионной сфере, то государство фактически пытается снять с себя всякую ответственность за судьбы миллионов украинских пенсионеров — людей, которые своим трудом, извините, горбом и кровавыми мозолями создали украинское национальное богатство. Сначала наших людей «кинули» (выражаюсь понятным для наших олигархов языком) со сбережениями Сбербанка СССР, затем посредством жульнической приватизации у них украли заводы и фабрики, а теперь олигархам, пользующимся плодами народного труда, стали в тягость пенсионеры. Для крупного капитала, у которого нет иных задач, кроме как извлечение прибыли, наши старики — это лишние и бесполезные люди.

Компартия настаивает, что настоящая пенсионная реформа — это не повышение пенсионного возраста, а увеличение высокооплачиваемых рабочих мест, когда бы трудоспособные граждане из своего заработка могли содержать старшее поколение, т. е. своих отцов и матерей, дедов и бабушек. Параллельно с этим государство должно создать систему мер, обеспечивающую контроль за ценообразованием и тарифами, чтобы инфляция не обесценивала трудовые пенсии.

Мы считаем, что введение двух параллельных систем — накопительной и солидарной — неприемлемо для Украины. Если у многих людей нет работы, если работающим не полностью выплачивают зарплаты — скажите, откуда граждане должны взять средства на пенсионные взносы в накопительный фонд?

Проблемы нашей пенсионной системы — не в пенсионном возрасте, а в общей бедности среди работающих. Эти проблемы являются следствием низких зарплат, мизерной стоимости рабочей силы, высокого уровня безработицы и тенизации экономики. Конечно, при таком положении дел денег не будет ни в Пенсионном фонде, ни в накопительных. И именно на решении этих проблем мы, коммунисты, предлагаем сконцентрироваться правительству. Тогда это действительно будут реформы.

Компартия категорически не приемлет идеи отмены специальных пенсий для тех, кто проработал в тяжелых условиях и на вредных производствах. Эти люди самым дорогим — своим здоровьем — оплатили себе специальные пенсии, львиная доля которых у них как раз и уходит на лечение и медикаменты.

Не можем мы согласиться и с предложением отмены специальных пенсий для ветеранов Вооруженных сил и правоохранительных органов, других категорий граждан, чей труд или служба были связаны с риском для здоровья и жизни. Пенсионер, по нашему мнению, должен получить пенсию, исходя из того, где, в каких условиях и сколько лет он проработал.

Другое дело — размеры пенсий для высших чиновников. Здесь следует идти по пути ограничений.

— Вы упоминали также Трудовой и Жилищный кодексы...

— По Трудовому кодексу. Компартия требует исключить из кодекса нормы, позволяющие работодателю увеличивать рабочее время. В предлагаемом проекте рабочая неделя может быть увеличена с 40 до 48 часов. При этом продолжительность рабочего дня фактически вообще не ограничивается ввиду того, что из рабочего времени будут вычитаться периоды вынужденного простоя.

Мы же считаем, что государство — если это государство действует в интересах народа — должно ставить перед собой цель сокращения рабочего дня и рабочей недели. Кроме того что это позволит создать новые рабочие места, у людей будет оставаться больше времени на семью, спорт, чтение и другие виды отдыха. Люди ведь не скот, они не должны работать от зари до зари, необходимо время для культурного и духовного развития.

Абсолютно неприемлемыми являются положения Трудового кодекса, направленные на уничтожение профсоюзов как объединений, защищающих права трудящихся. К примеру, предлагается разрешить увольнение работника без согласия профсоюза. Не устраивают нас нормы, освобождающие работодателя от ответственности за нарушение установленных им же нормативных актов.

Т. е. проект кодекса в нынешнем его виде превращает работодателя в эдакого барина, который может на своем предприятии делать все, что хочет, а наемных работников — в его бесправных холопов. Это путь к какому-то рыночному феодализму.

Что до предлагаемого ко второму чтению Жилищного кодекса, то он по многим параметрам противоречит Конституции, в частности значительно сужает уже существующие права граждан. Напомню для «реформаторов»: «При принятии новых законов или внесении изменений в действующие законы не допускается сужение содержания и объема существующих прав и свобод» — это дословно ч. 3 ст. 22 Основного Закона.

Если будет принят нынешний проект Жилищного кодекса, то все очередники, ожидающие получения квартиры от государства, должны будут перерегистрироваться и стать в новую очередь. Но нет никаких гарантий, что все, кто законно стоял в очереди на получение жилья, попадут в новые списки. Более того, граждане лишаются права на получение жилья от государства в бессрочное пользование с дальнейшей передачей его по наследству и приватизацией. Кроме того, в кодексе закладываются основы для нечистоплотных схем, которые, вне сомнения, будут широко применяться коррумпированными чиновниками и строительными рейдерами. Дельцы получат возможность изгонять людей из их жилищ под предлогом перевода здания из жилого фонда в нежилой. Этот проект закона может превратить Украину по сути в страну ночлежек и гетто.

Еще раз подчеркну — то, что ныне предлагается под видом «реформ», ни в коей мере не соответствуют чаяниям и надеждам народа Украины. Поэтому Компартия выступала и в дальнейшем будет выступать против этих «реформ». Мы надеемся, что наша позиция найдет понимание и получит поддержку со стороны самых широких слоев украинского населения. Пользуясь случаем, призываю всех поддержать усилия Компартии и встать на защиту своих собственных прав.

— Там ведь еще и «земельная реформа» на подходе. Уже озвучены планы снятия моратория на продажу земли сельскохозяйственного назначения. В начале января в интервью «Интерфакс-Украина» премьер Азаров заявил, что нет иного выхода, кроме как запустить сельскохозяйственные земли в рыночный оборот.

Цитирую: «Украина столкнулась с такой ситуацией, когда она сама себя не обеспечивает продуктами питания. Кто мог бы представить себе, что наступит такой период, когда Украина будет завозить и импортировать мясо, кто об этом еще 20 лет назад мог серьезно подумать?.. Что можно сделать для того, чтобы поднять наш аграрный комплекс? Нужны колоссальные инвестиции, самое главное — необходимо чувство хозяина. Хозяина той земли, за которую ты отвечаешь, на которой ты будешь работать, и твоя жизнь будет зависеть от этой земли».

Так считает глава Кабинета Министров.

— Мы с этим категорически не согласны и будем делать все возможное, чтобы мораторий на продажу земли сельскохозяйственного назначения был сохранен.

Продажа земли сельхозназначения — это «приватизация-2». Точнее — «приХватизация-2». Абсолютно тот же будет результат: наживется кучка махинаторов, в их руки перейдут украинские земли, а народ будет ограблен и поставлен в положение батрака.

Я согласен с Николаем Яновичем в той части его высказывания, что еще 20 лет назад, т. е. в советское время, никто и помыслить не мог, чтобы на Украину завозилось импортное мясо и другие продукты питания. Потому что система коллективных и советских хозяйств позволяла обеспечивать народ продуктами. А за эти 20 рыночных лет «реформаторы» довели наше сельское хозяйство, что называется, до ручки. Если то, что у нас еще осталось на селе, можно так называть — «хозяйство». Это слишком громко сказано. Скорее, у нас налицо «сельская бесхозяйственность». И это результат тех самых «рыночных реформ», когда под сурдинку тезисов об «обретении землей хозяина» были развалены колхозы, а наше крестьянство в итоге как раз и перестало быть хозяином своей земли.

Вот пусть премьер-министр и задумается — что изменилось за указанные 20 лет и почему Украина докатилась до импорта продуктов питания? Изменилась система хозяйствования — на смену плановой социалистической пришла рыночная, капиталистическая. А т. н. «эффективного собственника» разве волнует проблема обеспечения народа продуктами? Нет. Ему прибыль важна. А народ пусть хоть голодает, хоть вымрет, хоть за границу выедет — это не его забота.

Рабочие много выиграли от перехода заводов и фабрик в руки олигархов? Вот то же самое «выиграют» и крестьяне от того, что земля попадет в загребущие лапы латифундистов.

Земля — это по сути последнее богатство, которое еще осталось у нашего народа. Мы, коммунисты, вообще за конституционный запрет рыночных отношений с землями сельскохозяйственного назначения.

— Петр Николаевич, не могли бы вы прояснить ситуацию с исключением из КПУ Леонида Грача и еще ряда лиц. В СМИ на сей счет много разных и неоднозначных комментариев.

— Леонид Иванович Грач был исключен из рядов Компартии, т. к. грубо нарушил партийную дисциплину и Устав партии. То же самое и остальные. Но это внутреннее дело партии, поэтому выносить на публику все детали я считаю неуместным, тем более комментировать поступки тех или иных членов КПУ, в т. ч. и бывших. Мы вполне в состоянии разобраться с внутрипартийными делами в рамках своей партии.

Грач сам выбрал свою дорогу. Партия дала ему оценку. Она известна. Добавить мне нечего.

— Тогда давайте о демократии. Актуальная в последнее время тема. Оппозиция упрекает власть на сей счет. С Запада звучат обвинения — дескать, при нынешней власти происходит сворачивание демократии и наступление на свободу.

— На свободу и демократию наступили 20 лет назад, когда Украину и ее народ облапошили (иначе не скажешь) демагогией о буржуазных свободах. Любой объективный наблюдатель скажет, что все эти два десятилетия никакой реальной демократии в Украине не существовало. Разве у нас народ участвует в выработке и принятии государственных решений? Нет. Спросите у любого встречного, и он вам ответит примерно в таком духе: «От меня ничего в этой стране не зависит». Нельзя свернуть то, чего и так не было.

Я не буду идеализировать советские времена, но система советов позволяла задействовать самые широкие слои населения в управлении государством. У нас в советах были и рабочие, и крестьяне, и интеллигенция. Т. е. люди из народа. А сейчас решения принимают «денежные мешки». Такая «демократия». С помощью Запада, кстати, такая система и создана.

А эта критика из Европы и Америки — это не более чем удобный повод вмешаться во внутренние дела Украины, инструмент для оказания давления на действующую власть.

Какое моральное право имеет Запад поучать на предмет демократии и свободы после «оранжевого» шабаша, который они тут устроили? Привести к власти в Украине своих марионеток — вот вся их «демократия и свобода».

— Но вот заявляют, что преследования оппозиции носят-де выборочный характер и это, мол, показатель авторитарности, установления полицейского государства.

— Что-то они молчали раньше, когда, к примеру, в начале 90-х была запрещена Компартия. Это не признак полицейского государства? А вспомним политические гонения, которые устраивал «оранжевый» режим. Запад никак не реагировал.

Как сказал киногерой известного фильма, вор должен сидеть в тюрьме. Мы считаем, что к уголовной ответственности должны привлекаться все те, кто воровал из бюджета, брал взятки, разводил бесхозяйственность. И это касается как бывших, так и нынешних чиновников.

Если вести речь о представителях прошлой власти, то только ленивый не говорил, что при «оранжевых» коррупция и мздоимство приобрели просто таки немыслимые масштабы. За это надо отвечать. И не только за это.

Вот насчет избирательности в вопросе привлечения к уголовной ответственности. Я, пожалуй, соглашусь с тем, что таковая имеет место быть. Правда, я вижу эту избирательность в ином ракурсе, чем Запад.

Мне, например, непонятно, почему не привлекаются к ответственности экс-президент Ющенко и лица из его ближайшего окружения. Некоторых вместо того, чтоб посадить на скамью подсудимых — садят в высокие кресла, вплоть до кресла министра. А как быть с ответственностью за антиконституционный переворот 2007 года? Имею в виду антиконституционный разгон парламента, незаконные выборы, манипуляции с Конституционным Судом, отправкой Внутренних войск на Киев.

Да и коррупционные делишки Ющенко надлежит расследовать. Например, его участие в «вонючих газовых схемах».

Вот здесь действительно просматривается какая-то избирательность.

— Петр Николаевич, когда же все-таки будет принят закон о языках, авторами которого выступили вы вместе с Ефремовым и Гриневецким? Под разными предлогами рассмотрение данного законопроекта постоянно откладывается. То местные выборы мешали — «регионалы», как они поясняли, «тактически переигрывали оппозицию» тем, что отодвигали принятие закона.

С ноября представители Партии регионов стали рассказывать, что не хватает голосов — мол, фракция Блока Литвина отказывается поддержать. Хотя это и странно — ведь Сергей Гриневецкий представляет эту политическую силу, т. е. получается, что Блок Литвина не хочет голосовать за свой собственный законопроект? А тут еще недавно Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств Кнут Воллебек дал негативную оценку языковому законопроекту, в частности, что иные его положения подрывают позиции украинского языка как государственного.

Складывается впечатление, что законопроект был использован в качестве предвыборного трюка перед местными выборами, а теперь его хотят всеми способами, что называется, утопить.

— Начну с того, что для нас, коммунистов, предоставление русскому языку равных прав с украинским — это не предвыборный трюк. Это наша твердая и последовательная позиция. Мы абсолютно искренне выступали и выступаем за то, чтобы статус русского языка был повышен до статуса государственного. Поэтому, с нашей точки зрения, даже принятие указанного закона — только первоначальный этап юридического оформления того естественного положения, которое занимает русский язык в Украине. А вообще давно пора внести изменения в Конституцию и придать русскому языку государственный статус.

Перед этим логично было бы провести всенародный референдум по этому вопросу — не сомневаюсь, что народ в своем подавляющем большинстве высказался бы за госстатус русского языка. Собственно, нам и сейчас известно мнение людей. Но, имея на руках результаты референдума, мы могли бы опираться на волю народа, выраженную в более весомой форме — с точки зрения Конституции. Решение референдума — это более высокая степень легитимации идеи государственного статуса русского языка.

Думаю, многие из тех политиков, которые ныне выступают против предоставления русскому языку государственного статуса, обосновывая свою позицию разного рода спекулятивными аргументами (скажем, результатами переписи 2001 года), пересмотрели бы свои подходы к этому вопросу, как минимум — уменьшили бы степень сопротивления. Ибо с их стороны это означало бы идти против своего народа, чьи интересы они присягались отстаивать. Мы могли бы апеллировать к демократическим нормам, к конституционным положениям о том, что единственным источником власти и носителем суверенитета является народ.

Могу сказать, что дело не только во фракции Блока Литвина. Там есть люди, которые понимают необходимость принятия закона о языках. Не случайно Сергей Рафаилович (Гриневецкий. — С. Л.) выступил одним из соавторов языкового законопроекта. К сожалению, сомневающиеся есть в Партии регионов, вообще во власти. Боятся, что законопроект обострит внутриполитическую ситуацию, даст повод оппозиции мобилизовать националистически настроенных граждан на акции протеста.

Мы, коммунисты, неоднократно поднимали перед нашими партнерами по парламентскому большинству вопрос о том, что надо довести языковую тему до логического завершения, т. е. проголосовать закон и отправить на подпись президенту. Уверен, что небо на землю не упадет. Будут, конечно, спекуляции со стороны оппонентов, но при наличии политической воли, а тем паче в опоре на народную поддержку — это сопротивление, не сомневаюсь, будет преодолено. А в этом деле, подчеркну, большинство народа за нами.

Надо выносить законопроект на голосование и принимать. Компартия готова.

Что касается комментария Кнута Воллебека. Откровенно говоря, мне нет дела до того, что он думает по поводу языкового законопроекта. Пусть у себя в Норвегии порядки наводит. А данный закон — это наше внутреннее дело. И он должен быть принят, несмотря ни на какие возражения воллебеков. Украинскому русский язык не угрожает. Наоборот. Это два родственных языка, так же, как родственными являются русская и украинская культуры, испокон веков обогащающие друг друга. Есть советский опыт, когда украинский и русский языки нормально развивались и функционировали в Украине. Так что такого рода заявления — русский-де подрывает позиции украинского — от лукавого.

В Европе немало стран с двумя и более государственными языками, не говоря уж о тех, где тем или иным языкам предоставлен статус регионального. И, как мы знаем, Европа для себя в таком положении вещей угроз не видит, даже наоборот, считается, что это признак цивилизованности и защищенности прав человека.

Тут о другом надо сказать. Запад боится именно русского языка. И меня в общем не удивляют высказывания таких вот воллебеков. Ведь они смотрят на русский язык как на язык межнационального общения на постсоветском пространстве, которое они всеми силами стремятся разделить и запереть по национальным квартирам. На Западе опасаются русского языка как интегрирующего фактора для стран и народов бывшего СССР.

Так что в этом деле Запад нам не помощник. И те, кто рассчитывает добиться прав для русского языка через западные, в т. ч. европейские институты — наивно заблуждаются. Конечно, там, где это возможно (а вменяемые люди есть и в Европе), использовать их поддержку нужно. Но прежде всего мы должны сами позаботиться о родном для многих украинцев русском языке.

— В последнее время национал-радикалы стали прибегать к такому инструменту борьбы, как терроризм. В частности, я имею в виду взрыв памятника Сталину в Запорожье. Можно ли говорить о новых тенденциях в средствах и методах украинских националистов?

— Ну какие же они новые? А Бандера с Шухевичем кем были? Самыми настоящими террористами! Бен ладенами и басаевыми украинского разлива. Так что тут ничего нового, наоборот — духовные и идейные последователи бандер и шухевичей возвращаются, можно сказать, к своим корням, к методам своих вдохновителей.

За двадцать постсоветских лет, когда опять был открыт этот ящик Пандоры под названием «украинский национализм», когда это отвратительное явление было легализовано, когда нацисты получили возможность в открытую славить таких «героев», как Бандера с Шухевичем, других нацистских прихвостней, выросло целое поколение! Эти молодые люди воспитаны на националистических идеях, которые, как видим, стали обретать и сугубо террористическую форму.

Прямую ответственность за этот теракт несут все, кто попустительствовал распространению националистических взглядов. Особо я бы выделил истекшее «помаранчевое» пятилетие во главе с «оранжевым» фюрером Ющенко. За годы президентства этого мерзавца неофашизм фактически стал государственной идеологией. Поэтому все жертвы от акций национал-экстремистов на совести Ющенко.

Компартия давно предупреждала, что ничем хорошим заигрывание с украинским национализмом не закончится. Строить газовые камеры да массово расстреливать людей в Бабьем Яру у них еще нет возможности, но до терактов, как видим, бандеровская поросль уже дошла.

Этот акт вандализма в Запорожье, в ходе которого только чудом обошлось без человеческих жертв, должен быть тщательно расследован, а виновные должны понести суровое наказание.

И это не просто варварство, это надругательство над памятью о нашей Великой Победе в войне с фашизмом, над жертвами нашего народа, понесенными в той войне. Ведь на памятник Сталину — Верховному главнокомандующему в годы Великой Отечественной войны — собирали средства наши ветераны. Это вообще была народная инициатива, организационно поддержанная Компартией. Так что разрушение памятника — это и идеологический фашистский выпад. И он не случайно был приурочен к очередной годовщине украинского нациста Бандеры.

— Петр Николаевич, а каково ваше личное отношение к Сталину?

— Прежде всего замечу, что Сталин, как и любая другая историческая фигура такого масштаба, гигантского масштаба, неоднозначна и многосложна. Во-вторых, нельзя мерить Сталина и его дела аршинами дня сегодняшнего. На Сталина нужно смотреть глазами того конкретного исторического периода, в котором он жил и работал. Его поступки необходимо анализировать и оценивать с позиций тех реальных обстоятельств (внутри- и внешнеполитических), тех исторических вызовов, которые стояли перед нашим народом и государством.

С именем Сталина связаны как огромные успехи нашей советской страны, грандиозные достижения и великие победы, так и большие трагедии, гибель невинных людей, что тоже было. Палачам невинных жертв нет и не может быть оправданий. И партия давно осудила эти ошибки и, прямо скажем, преступления, допущенные в сталинский период.

Но нельзя все в той эпохе мазать черной краской, видеть только плохое. Потому что, с другой стороны, было превращение отсталой, слаборазвитой, малограмотной дореволюционной страны в передовую индустриальную, научную и военную державу. Те заводы, которые были построены при Сталине и под его непосредственным руководством по всему бывшему Союзу, они и сейчас работают и позволяют в том числе Украине выживать в современных условиях. Возьмите ту же металлургию — главного донора нашего бюджета.

С именем Сталина неразрывно связана наша Победа в Великой Отечественной войне. Кто бы что ни говорил, но тезис о Сталине как об организаторе и вдохновителе Победы — во многом отвечает действительности. Его железная воля вела и направляла наш народ в те тяжелые и одновременно великие дни, когда наши армия и тыл ломали хребет фашизму, освобождая Европу от коричневой чумы. Многие бойцы ходили в бой со словами «За Родину! За Сталина!» — и этого тоже из истории не вычеркнешь.

Правду о том времени пытаются исказить те, кто сами ничего не могут создать и организовать, кому нечего предъявить народу в качестве результата своей деятельности. И это касается не только Сталина, но всего советского периода, подвергающегося обструкции. За последние двадцать лет развенчатели Сталина ничего хорошего для людей не сделали, наоборот — обворовали и ограбили народ, довели его до нищеты, лишили социальных гарантий. А свою ничтожность и неспособность к государственному управлению пытаются сокрыть за мусолением «преступлений сталинизма».

Ведь и культ личности Сталина в свое время не на пустом месте сложился, нельзя все списывать на советскую пропаганду. Народ видел его реальные дела, и за это уважал. Как сказал когда-то Шолохов, «был культ, но и личность была». Показательно, что несмотря на полстолетия нападок на Сталина, его авторитет в народной среде не падает. А в последние годы симпатии к Сталину даже растут. Все это вопреки официальной антисталинской пропаганде, которой чаще всего прикрывается вульгарная по сути и оголтелая по форме антикоммунистическая истерия. Олигархам не нужна историческая правда.

История расставит все и всех по своим местам. И не только относительно далекого прошлого, но и нашего времени. Вот об этом и следует нам думать, подытоживая в этом году путь, пройденный страной за последние двадцать лет.

Сергей ЛОЗУНЬКО http://2000.net.ua/2000/forum/vizavi/71540

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»