Д. Зеркалов. Эффективность энергопотребления: мифы и реальность

«Россия никогда не имела ничего общего
с остальною Европою… история ее требует
 другой мысли, другой формулы»

                                                                      А.С. Пушкин

Украина, Россия и Беларусь, как единое государство –  это самостоятельная, евразийская, общинная цивилизация «цивилизационного социализма», самая холодная в мире, что означает:  такое крупное государство должно «жить», а так оно всегда и было,  по своим цивилизационным экономическим законам, в первую очередь обусловленным большим пространством – временем ее бытия на северной части евразийского континента, охватывающей территорию от Балтийского моря до Тихого океана, и от побережья Северного Ледовитого океана до границ с Китаем, Средней Азией, Закавказьем и Черного моря, а также холодностью климата, рисковым характером сельского хозяйства, низкой продуктивностью биоценозов за короткое лето. Далее под понятием «Россия» подразумевается также Украина и Беларусь, хотя отдельные очевидные положения относятся только к России.

Жить в России всегда означало необходимость почти 3/4 года, во многих регионах, отапливать жилье, иметь мощную систему теплоснабжения жилья, которой не знала американо-европейская цивилизация. Вследствие низкой температуры на территории России (-5,50С) экономические, хозяйственные процессы здесь имеют энергоемкость приблизительно в 5 раз больше, чем в Европе, и в 7-10 раз – чем в США.

Чем суровее климат и условия воспроизводства жизни и хозяйства, тем более проявляется в экономическом развитии страны географический детерминизм и специфичность законов хозяйствования.

Это можно наглядно и убедительно проиллюстрировать нынешним состоянием инвестиционных проблем в мировой экономике. Для того, чтобы получить 100 долларов прибыли нужно вложить: в США – 93, Франции – 109, Англии – 120, Польши – 140, России – 257 – это в среднем (а в Кемерово, например, 300), Беларуси – 160, Украине – 140, Монголии – 300, Сингапуре – 75, Южном Китае – 69 долларов. Вот поэтому инвесторы уже больше тридцати лет не вкладывают средства в строительство промышленных предприятий даже во Франции, где более благоприятные условия  по сравнению с Россией, от которой не далеко ушли Украина и Беларусь. Поэтому наши рынки заполнены дешевой продукцией Китая и Кореи, Сингапура и др. теплых регионов.

Анализ взаимосвязи особенностей экономического воспроизводства и объективных энергозатрат на него, обусловленных географическими факторами, в первую очередь, низкими температурой и биопродуктивностью природы, дал основания для выдвижения экономической концепции действия закона энергетической стоимости.

В принципе, эта концепция известна нашим предкам давно, но свое современное развитие она получила в трудах  Вице-президента Петровской академии наук и искусств, доктора философских наук, доктора экономических наук, профессора Субетто Александра Ивановича – известного и самого авторитетного ученого  современности, патриота России. Основные ее положения он изложил в своем докладе на научной конференции (14.06.2006 года, С.-Петербург) «Вызовы империалистической глобализации: взгляд из России». Материалы доклада использованы автором в настоящей работе.

Закон энергетической стоимости есть закон, регулирующий движение экономической ценности – стоимости, потребительной стоимости и капитала – через энергозатраты, объективно диктуемые климатом, среднегодовой температурой территории, продуктивностью биоты. Опосредованно этим законом определяются экологические границы экономического развития, является своеобразным выразителем «экологической ниши» функционирования и развития экономической системы. Анализ затрат на выпуск продукции стоимостью 100 долларов США по паритетам покупательной способности валют по странам «большой восьмерки», Саммит которых проходил в С.-Петербурге в июле 2006 года, показал, что затраты топлива и электроэнергии в России в 3-5 раз больше чем в этих странах, затраты на сырье в среднем в 2 раза больше, чем у стран Западной Европы, США и Японии.

Это было известно каждому школьнику и до Саммита. Достаточно  даже не анализировать, а только бегло просмотреть данные Администрации по энергетической информации США о потреблении энергии первичных коммерческих источников  по странам и регионам мира. Приведенное ниже в таблице годовое потребление энергии первичных источников в условных единицах (б.т.е.) в год одним жителем некоторых стран или крупного региона. Британская тепловая единица (б.т.е.) показывает, сколько тепла нужно для того, чтобы нагреть один фунт воды на 1 градус Фаренгейта. Эта единица не системная, введена она была на рубеже XVIII—XIX вв., но по традиции ее употребляют многие западные энергетики, особенно в США с их пристрастием к архаичным мерам. 1 б.т.е. соответствует 252 калориям, или 1055 Джоулям. При приблизительных оценках вполне можно принимать 1 б.т.е. равной 1 тысяче Джоулей.

Потребление энергии
в млн британских условных тепловых единиц на 1 чел.

 

Страна, регион

1980

1990

2000

2002

В среднем по миру

64,5

66,4

65,5

65,9

Северная Америка

287,5

279,9

286,8

278,5

Канада

403,4

402,2

419,9

417,8

США

345,7

339,1

350,6

339,1

Центральная и Южная Америка

39,7

41,1

49,6

48,8

Западная Европа

135,0

140,4

148,7

149,0

Великобритания

156,9

160,7

164,5

162,2

Испания

81,7

101,3

135,2

143,2

Франция

156,7

161,1

184,0

183,6

Швеция

249,5

255,6

251,0

250,8

Восточная Европа и бывший СССР

169,7

190,2

130,5

134,6

Армения

...

...

52,8

52,5

Белоруссия

...

...

123,5

115,9

Болгария

149,1

131,2

108,1

107,0

Венгрия

112,7

113,3

102,6

106,1

Грузия

...

...

31,6

36,6

Казахстан

...

...

120,1

134,9

Латвия

...

...

75,0

82,0

Литва

...

...

94,7

129,5

Молдавия

...

...

38,0

38,4

Россия

...

...

186,9

191,1

Словакия

...

...

143,2

155,6

СССР

176,0

210,0

...

...

Туркмения

...

...

88,7

125,8

Украина

...

...

123,6

133,9

Чехия

...

...

153,0

154,0

Эстония

...

...

114,1

129,1

Юго-Западная Азия

64,1

86,2

101,2

105,8

Африка

14,6

15,2

15,1

15,3

Прочие страны Азии, Австралия и Океания

20,0

25,2

31,8

33,3

Австралия

187,7

218,4

253,6

286,3

Индия

6,2

9,6

13,3

13,3

Китай

17,5

23,4

30,5

33,3

Южная Корея

44,0

89,2

167,5

177,0

Япония

130,3

148,0

172,6

172,3

 

Среднемировой (около 66 млн б.т.е. на 1 чел.)  уровень энергопотребления на 1 человека нельзя считать высоким.  Его тянут вниз многолюдные бедные страны Африки и особенно Азии (у миллиардных Индии и Китая эти показатели составляют всего 13 и 33 млн). Высокий уровень энергопотребления в Западной Европе — 150 млн б.т.е. на 1 чел. в год. При таком количестве — в домах умеренного климата хватает тепла и света — можно, не ограничивая себя, пользоваться электроприборами; на заводах и в полях — почти нет тяжелого ручного труда и не применяются животные: машины, станки, сельхозтехника приводятся в движение потребляемыми источниками энергии; много транспорта и т.п.

На Украине и в России этот показатель, соответственно 133,9 и 191,1 млн б.т.е., т.е.  в Украине примерно такое же, а в России несколько  выше западноевропейского (149 млн б.т.е.), но оснований для беспокойства нет: и в России, и на Украине потребление энергии,  при прочих равных условиях, о которых упоминалось выше, должно быть значительно выше нынешнего уровня: в России – в пределах 350-400, а в  Украине – 200-250 млн б.т.е.). При этом в Украине в 2005 году в среднем на душу населения приходилось первичных энергоресурсов 4,3 т у.т. Для сравнения в странах ЕС-15 – 6,4; США – 15,6; Японии – 6,3 т у.т. (это в государстве, где своего ничего нет). Удельное годовое потребление электроэнергии в Украине в том же году составляло 3789 кВтч. Для сравнения: США – 12792, ЕС-15 – 6813, Япония –7727 кВтч/чел.  

Страны жаркого климата, достигшие определенного уровня доходов, все больше энергии расходуют на борьбу с жарой: кондиционирование воздуха, мощные холодильные установки, добыча воды из скважин и опреснение морской воды и т.п. В США, например, в среднем намного теплее, чем в России и Северной Европе, но энергии там потребляют больше.

Рост энергопотребления – это признак экономического развития.

А теперь продолжим разговор о мифах и реальности.

Действие закона энергетической стоимости стратифицирует экономические системы стран мира по их энергостоимости, формирует своеобразные «границы» внутренних рынков, делает неоднородными условия действия закона стоимости.

В соответствии с этим законом при равной производительности труда и других равных условиях по факторам производства экономические системы с более высокой энергостоимостью требуют более мощного развития энергетического базиса хозяйствования по сравнению со странами с низкой энергостоимостью.

Конкурентоспособность экономических систем с более высокой энергостоимостью при равных условиях развития может обеспечиваться только за счет понижения цены (стоимости) энергии, что требует опережающих темпов роста энергоотдачи в этих странах.

СССР обеспечивал энергетическую конкурентоспособность своей экономики за счет низкой цены единицы энергии, которая достигалась как за счет единства мощной Единой энергетической системы (масштабного фактора, способствующего выравниванию энергопотребления на основе бассейнового принципа), так и за счет использования ресурсной ренты и более низкой цены рабочей силы, занятой в топливно-энергетическом комплексе.

Высокая энергетическая стоимость хозяйства определила действие специфических экономических законов ее развития: (1) «инфраструктурного закона», требующего более низких цен на железнодорожном и авиационном транспорте, причем таких, чтобы обеспечить единство экономического пространства (по сравнению с мировыми ценами они должны быть в 2-3 раза ниже), этот же закон требует сохранения единой системы теплообеспечения и единой энергетической системы с ценами в 5-7 раз ниже мировых; (2) «закон централизации» управления экономическим развитием, отражающий особенности действия большого масштаба экономического пространства (именно действие этого закона определило особую экономическую ответственность государства, которая всегда присутствовала во всей истории России); (3) «закон существования достаточного сектора мобилизационной экономики» (В.Т.Рязанов обратил внимание, что поддержание мобилизационного потенциала экономики – важнейшая закономерность истории российского государства), этот закон является своеобразным следствием действия фактора «холодности» российской цивилизации; (4) «закон плановой регуляции», требующий планирования и поддержания пропорций в развитии единого хозяйства (отметим, что вступление человечества в состояние глобальной патологии, отражаемой первой фазой Глобальной Экологической Катастрофы, актуализировало действие этого закона для всех стран мира, а для России – тем более); (5) «закон общинно-государственного землепользования», запрещающий действие капиталистического «рынка земли», которого в России никогда не было и введение которого в начале XXI века нынешним правительством привело к появлению «земельной мафии», поджогам домов, к бандитским и в будущем – возможно к национально-этническим – «войнам за землю», к разрушению земельных основ сельского хозяйства; (6) «закон кооперации», требующий коллективных форм хозяйствования в условиях сурового климата; (7) «закон резервирования ресурсов» и доминирования долгосрочных целей в управлении социально-экономическим, хозяйственным развитием России.

Отметим, что народное хозяйство в СССР развивалось в соответствии с этими законами.

Либеральная идеология современных «лжереформаторов» направлена против  перечисленных законов. Игнорирование требований закона энергетической стоимости и других семи законов экономического развития – главный источник системной катастрофы и разрушения системы Национальной энергетической безопасности страны.

Действия глобального империализма для установления мирового господства над ресурсами земного шара со стороны мировой финансовой капиталократии происходят на фоне уже состоявшейся первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы и как ее следствия ужесточающейся «диктатуры лимитов природы» (понятие В.П. Казначеева).

Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы «высветила» новое фундаментальное противоречие глобального империализма (наряду с противоречием между Трудом и Капиталом, которое в
условиях империалистической глобализации приобрело характер противоречия между мировым Капиталом – мировой капиталократией и мировом Трудом, олицетворяемым в первую очередь Трудом людей «стран периферии», из которых вывозятся ресурсы и в которых наиболее остро проявляется гнет глобальной эксплуатации) – противоречие между капиталом (Капиталократией) и природой (Биосферой).

Развертывающаяся Глобальная Экологическая Катастрофа – это еще одна форма исторического отрицания рыночно-капиталистичес­кого хозяйствования человечества на Земле. Природа, вернее Биосфера Земля как «суперорганизмы» со своими «механизмами устойчивости функционирования» (гомеостатическими механизмами), реагируют разрушением витальных основ бытия человека на Земле, массовыми заболеваниями, ставят под сомнение сохранение жизни человечества на Земле как биологического вида. «Разум» капиталократии, движимый корыстью, устремленный к получению прибыли и наживы, превратился в Анти-Разум, т.е. в «самоистребляющийся
разум», наподобие действию «раковых клеток» в «биологическом
организме». Именно эту особенность разума мировой финансовой
капиталократии по-своему подметил М.Г. Делягин, когда обратил внимание на противоречие между стремлением «американцев», т.е. мировой финансовой капиталократии, «контролировать весь мир» и невозможностью для них управлять развитием событий в мире, потому что хотя «американцы контролируют сегодня весь мир, но контролируют его в корыстных целях».

Фидель Кастро так подчеркнул античеловеческую сущность системы глобального империализма: «Я твердо убежден в том, что
нынешний экономический порядок, навязанный богатыми странами, не только жесток, несправедлив, бесчеловечен, противоречит неизбежному курсу истории, но также является выражением расистского мировоззрения, которое в свое время вдохновило в Европе нацизм с его массовыми истреблениями и концентрационными лагерями, которые сегодня в странах третьего мира называют лагерями беженцев и в которых на самом деле сконцентрированы бедность, голод и насилие; тех же расистских концепцией, которые в Африке инспирировали чудовищную систему апартеида».

Новое, экологическое отрицание капитализма в XXI веке ставит по-новому проблему устойчивого развития и человечества, и России в частности. «Устойчивое развитие» возможно только как ноосферное, социоприродное, гармоническое развитие в условиях социализма.

По учению о ноосфере В.И.Вернадского в 20-х – 40-х годах прошлого столетия, Ноосфера – это есть новое состояние Биосферы (Природы), в котором человеческий разум берет на себя гармонизирующую функцию, становясь планетарной силой, сохраняя Биосферу, ее разнообразие, обеспечивая управление динамической социоприродной гармонией. Автором выдвинуто понятие Ноосферизма, которое отражает как становление нового научного синтеза в XXI веке, обеспечивающее ноосферное развитие человечества, так и «ноосферу будущего» на основе ноосферного социализма – управляемой социоприродной эволюции на базе опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта и качества образовательных систем в обществе.

Таким образом, в XXI веке единственным глобальным оппонентом империализма выступает социализм, приобретающий в XXI веке ноосферный, экологический, духовный характер.

Россия – первая в мире страна, осуществившая в начале ХХ века прорыв человечества к социализму. Началась эпоха Глобальной Социалистической Цивилизационной Революции. Откат «первой волны» этой революции в конце ХХ-го века носит, по оценкам авторитетных ученых, временный характер. В начале XXI-го века начинается подъем «второй волны» Глобальной Социалистической Цивилизационной Революции. Об этом свидетельствуют социалистические преобразования в странах Латинской Америки, происходящие в последнее время (Куба, Венесуэла, Боливия, Чили).

Только ноосферный социализм сможет спасти человечество от неминуемой экологической гибели к середине XXI-го века.

Таким образом, проблема Национальной энергетической безопасности России в XXI веке имеет комплексный, интегративный характер, затрагивающий все аспекты противостояния стратегии глобального империализма по установлению своей диктатуры над ресурсами мира.

«Метрополия» глобального империализма – так называемые страны «золотого миллиарда» – потребляют более 70% энергоресурсов мира.

Если ввести понятие «энергочеловека», т.е. человека из «развивающихся стран» и взять его существующий норматив энергопотребления, то в США проживает ~ 18 млрд. таких «энерголюдей», а «золотой миллиард» приблизительно равен 40 млрд. «энерголюдей», т.е. мир «золотого миллиарда» потребляет приблизительно в 8-10 раз больше энергии, чем остальное человечество.

Не поэтому ли в отеле Фермонт в 1995 году на элитном совещании «олигархов мира» была выдвинута модель «20%:80%», в соответствии с которой 80% населения земного шара с точки зрения воспроизводства мирового капитала были объявлены «лишними» и обреченными на «голодное» вымирание», и не поэтому ли в России, охватывая все годы «эпохи капиталистической контрреволюции», происходит
вымирание по одному миллиону человек в год?

«Просвещенный либерализм», провозглашенный президентом России В.В.Путиным в качестве своей идеологии еще в 2001 году, оказался на деле «капиталократией над «мертвыми душами» России». По данным академика РАЕН И.А.Гундарова по показателю «доля россиян с низкими уровнями валового дохода» (по международным критериям: доллары в год) население в современной России характеризуется распределением: «нищие» ($1 и менее) – 18%, «очень бедные», ($1-2) – 32%, «бедные» ($2-5) – 39%, «остальные» (более $5) – 11%. Если мы сложим все «позиции» в процентах от «нищих» до «бедных», то получим «модель вымирания» россиян – «89%:11%» (почти «90%:10%»), более жесткую по сравнению с моделью, официально провозглашенной мировой капиталократией, 20%:80%. Это означает, что неолиберальные экономические реформы заложили в свое основание стратегию мировой финансовой капиталократии «20%:80%», только в более жестком варианте «10%:90%», потому что, как пишет А.П.Паршев в монографии «Почему Россия не Америка?» (2000), Маргарет Тэтчер еще в конце 80-х годов объявила, что «на территории СССР экономически оправдано проживание 15 миллионов человек», т.е. тех 10%, которые можно отнести к «среднему классу» и «богатым». «Экономически оправдано», конечно, не с позиции народа, тысячелетиями жившего на этой земле по своим законам хозяйствования, а с позиции глобального империализма, мировой капиталократии («мирового рынка» и ВТО), понимающей, что в условиях высокой энергостоимости в России выгодно содержать только те 15 миллионов, которые будут обслуживать добычу и транспорт сырья и энергии в страны Запада, глобального империализма.

Необходимо задумаемся: не являемся ли мы свидетелями взаимосвязи геноцида народа России по выявленной модели «90%:10%» и процессов разрушения Национальной энергетической системы, происходящего под лозунгами превращения России в «энерго-нефтяную империю», а правильнее – в «энерго-нефтяную колонию» мировой капиталократии, взращенной капитализмом Западной Европы, США и Великобритании?

Являемся. У нынешних властей только «два вожделенных кумира — трубопровод и капитализация «газпрома». Вся государственная идеология, как справедливо замечает Александр Бодров, – если это можно так назвать, вытекает из этого. Золотая парочка определяет внутреннюю и внешнюю политику», которую можно определить как политику превращения России в энерго-сырьевую колонию глобального империализма.

Поэтому вопросы становления ноосферного социализма, Национальной энергетической безопасности и национально-освободитель­ного движения в России, как показывает Г.А.Зюганов, поставленного самой логикой истории капиталистической контрреволюции в России, оказались тесно взаимосвязанными. Председатель ЦК КПРФ Г.А.Зюганов в работе «Русский социализм – ответ на русский вопрос» прямо ставит вопрос перед коммунистами и народом, что «в сложившихся обстоятельствах курс на спасение России приобрел четко выраженные черты национально-освободительной борьбы», необходимость которой связана с тем, что «американский глобализм» взял курс на «расчленение» Российской Федерации, что «новый класс крупных капиталистических собственников» является лишь «отрядом приказчиков» транснационального капитала, т.е. на нашем языке – мировой капиталократии, что вся «политика реформ» есть «экономическая экспроприация и социальная маргинализация основной массы населения».

Таким образом, решение проблемы Национальной энергетической безопасности России возможно только на пути ноосферно-социалис­ти­ческих преобразований, национально-освободительного движения, смены «вектора» энергетической политики российского государства с приоритета гарантий энергетического обеспечения Запада на приоритет энергетического обеспечения нужд народного хозяйства и систем жизнеобеспечения народа с учетом требований закона энергетической стоимости и специфических законов экономического развития России.

Либеральный фундаментализм экономических реформ в России является фактором уничтожения энергетической безопасности российского общества.

Либерализм как идеология новоиспеченной капиталократии в России и партий, обслуживающих ее интересы, несет прямую ответственность за осуществляемый геноцид народа, уничтожение всех систем его жизнеобеспечения, готовящуюся энергетическую катастрофу и катастрофу в сфере ЖКХ.

Либерализм как идеология буржуазного государства в России и «партии Капитала» предстает идеологией предательства геополитических интересов России как самостоятельной цивилизации, предательства естественного права народов на жизнь, труд, созидание, продолжение жизни, на будущее.

Либеральные реформы в энергетике, политика «реструктуризации» единой энергетической системы по Чубайсу ведут к потере надежности энергоснабжения и технологическим катастрофам в системах энергообеспечения. Участившиеся катастрофы в энергосистемах сигнализируют не только о предельной форме износа технологического базиса Единой энергетической системы России, но и о том, что приватизация отдельных подсистем когда-то единой энергосистемы ведет к снижению надежности на порядок и более раз и к потере российским обществом энергетической безопасности.

Либеральные реформы в ЖКХ формируют смертельную угрозу для миллионов жизней людей в России. Фактически Россия стоит перед началом национальной жилищной катастрофы. Если социализм в СССР почти решил жилищную проблему, т.е. обеспечил почти каждую семью жильем (квартирой) и это в такой «холодной» стране как Россия, то капитализм стал решать обратную задачу – уничтожение прав жителей страны на жилье, которые оказались не способными оплачивать высокие цены жилья на рынке, и их выселение фактически «на улицу».

Растет поток «замерзающих людей». К голоду олигархическая капиталократия в России добавляет «вымерзание». С.Г.Кара-Мурза справедливо замечает, что в России на протяжении всей истории жилье было «естественным правом», причем под жильем понималось только «отапливаемое помещение», а в советское время оно – «естественное право на жилье» – трансформировалось в разряд «гражданских прав»: «Ты гражданин СССР? Имеешь право на жилье независимо от покупательной способности».

Либеральное государство Ельцина – Путина отказалось от ответственности за энерго-тепловое и жилищное обеспечение. Председатель Госстроя РФ Н.Кошман прямо предупредил граждан России: «Рассчитывать, как мы привыкли в старые времена, что «государство должно», не приходится. Сейчас государство ничего не должно». С.Г.Кара-Мурза восклицает по этому поводу: «За тысячу лет в России таких слов не слыхивали, – понятно, что трудно поверить».

Либерализм реформ в энергетике по Чубайсу привел к явлению, которое можно условно назвать «энергетическим геноцидом» в собственной стране. А как иначе можно назвать отключение от энергетической системы в наказание за неуплату целых городов, предприятий, воинских гарнизонов, даже медицинских учреждений, родильных домов, причем в дни наиболее сильных морозов? «Энергетический геноцид» внутри страны – только одна из форм проявления энергетического империализма в России.

Буржуазное государство в России де-факто само себя свергло. Оно отказалось от любой ответственности за жизнь и прогресс жизни своих граждан, ограничив свою сферу сбором налогов, охраны взращивания долларовых миллиардеров на фоне вымирающего населения страны (по данным С.Валянского прибыли олигархической (спекулятивной) экономики России в первые годы XXI века превышают «американские», т.е. средние в США, в 2 – 2,5 раза; сам по себе этот факт иллюстрирует механизм действия олигархической «капиталократии над мертвыми душами» в России).

Но вопрос Национальной энергетической безопасности остается.

Он остается как вопрос жизни или смерти России, напоминает А.И. Субетто,  как государства, державы, как субъекта мировой истории. Он остается как вопрос жизни или смерти русского народа, как вопрос экономического развития, как вопрос возвращения России и народам России достойной жизни и творчества на благо людей и природы. Он остается как вопрос устойчивого развития России и ее эффективной геополитики, как в своих интересах, так и в интересах устойчивого развития человечества. Он остается как вопрос жизни и безопасности жизни каждого человека, каждой семьи, для которых Россия – родной дом, родное отечество. Он остается как вопрос качества жизни, вопрос здоровья нации, как вопрос, связанный с выходом России из состояния демографической катастрофы. Он остается как главный вопрос спасения российской нации, решения проблем возрождения сельского хозяйства, продовольственной, военной, экологической и экономической безопасности России.

Так называемые «национальные программы», которые предложены российским правительством обществу, являются формой прикрытия того «энергетического геноцида», и в целом геноцида народа, который происходит де-факто (30% весеннего призыва в армию в 2006  году оказались в состоянии, близком к дистрофии обусловленном хроническим недоеданием значительной части российской молодежи).

Единая система энергетической безопасности России появится тогда и только тогда, когда государство России станет народным и усилит свою миссию, свои функции как отстаивание интересов народа.

На данном историческом этапе стратегия обеспечения энергетической безопасности в России требует:

  • осознанного противостояния стратегии глобального империализма по превращению России в свой энергоресурсный придаток, как дела безопасности и обеспечения прав народа на свою жизнь;
  • понимания, что энергетическая стратегия России как самой «холодной» цивилизации в мире резко отличается от стратегии и интересов других стран. Это требует, в условиях высокой энергостоимости хозяйства, восстановления Единой энергетической системы России и единого управления ею со стороны российского государства, восстановления Единой системы теплоснабжения, государственного регулирования цен на энергоресурсы и теплообеспечение в домах, в которых живут граждане России, создание единой программы по снижению цен на энергию и услуги на транспорте;
  • восстановления плановых механизмов экономического развития России, и в первую очередь – развития энергетического базиса России, в том числе за счет гидроэнергетики, атомной энергетики, альтернативных источников энергии;
  • восстановления приоритета развития науки и высшего образования России, общественного интеллекта России; повышения на их основе качества управления социоприродным развитием России;
  • национализации земли и всех ресурсов, которые принадлежат народу; возвращения ресурсной (энергетической) ренты народу и направления ее на повышение качества жизни людей; запрета передачи (продажи) в собственность иностранному капиталу любых месторождений на территории России, как принадлежащих народу и только народу;
  • восстановления ядерной безопасности России. Необходима проверка информации по открытому хранению ядерных боеприпасов России на Южном Урале и их перезахоронения в подземных хранилищах, как это сделано в США;
  • национализации топливно-энергетического комплекса, как важнейшего фактора возвращения России энергетической безопасности и устойчивого развития;
  • отказа от вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО), потому что вступление в ВТО есть новый этап потери Россией экономической и энергетической независимости, есть новый этап «энергетического удушения» экономики России, ее сельского хозяйства, в целом систем жизнеобеспечения российского общества. Переход на мировые цены на транспортные услуги и энергоресурсы вследствие уже показанного действия географических факторов, высокой энергостоимости хозяйства – есть акт экономического самоубийства для российского государства, и является целью «войны» глобального империализма против России.

Чтобы достигнуть равного с западными европейцами уровня социально-экономического развития, на каждого россиянина нужно затрачивать энергии в три раза больше. В 1990 году в СССР энергопотребление обеспечивало приблизительно около 8 тонн условного топлива в год на душу населения, что значительно превышало среднемировой показатель. Здесь надо учитывать, что расход энергии на отопление жилья, коммунальных и производственных зданий достигает 30-40% от общей величины энергопотребления. Такова плата за холодную зиму и суровый климат. По имеющимся оценкам, которые приведены в монографии В.Т.Рязанова (1998), оптимальный уровень энергопотребления в России, позволяющий ей войти в круг высокоразвитых стран, должен составить не менее 14,2 тонн условного топлива в год на одного человека.

Но в современной компрадорско-олигархической России энергетическая политика имеет противоположный «вектор»: она энергетически «обесточивает» собственную экономику и обеспечивает энергоресурсами страны Западной Европы. Вывозимые за границу нефть и газ конвертируются в валюту, которая обеспечила небывалый рост частных капиталов «нефтегазовых магнатов» в России и была «заморожена» в Стабилизационном фонде России. И частные капиталы, и Стабилизационный фонд, размещенные в американских и швейцарских банках, стали формой инвестирования со стороны России экономики стран глобального империализма. И это происходит на фоне, когда не хватает горючего даже для собственной армии и флота, чтобы вести нормально боевую подготовку.

Единая Энергетическая система СССР, которая была самой эффективной в мире, либерально-капиталистическая контрреволюция превратила в одну из самых неэффективных. Разворачивающаяся технологическая катастрофа Единой энергетической системы и Единой системы теплоснабжения в России, инициирующая развал системы ЖКХ, – закономерное следствие «либеральной стратегии», реформ в России, на деле являющейся формой реализации неоэкономической колонизации России со стороны глобального империализма, о которой пишет Дэвид Кортен, американский экономист, в книге «Как корпорации управляют миром» (2002).

Для России, как и для всего мира, наступил час исторической истины. Будущее человечества, будущее России связано с социализмом, но социализмом ноосферным, экологическим, духовным.

Последовательное решение проблемы Национальной энергетической безопасности России возможно только на социалистическом пути.

Народ имеет право на жизнь. И это право связано с энергообеспечением воспроизводства жизни, жизненных сил народа, всех систем жизнеобеспечения. Национальная энергетическая безопасность народа России – ключевой вопрос современной внутренней политики, вопрос безопасности России как самостоятельной, евразийской цивилизации. Но он может быть решен только на основе соблюдения требований закона энергетической стоимости и специфических законов экономического развития России, на основе противостояния стратегии глобального империализма по превращению России в свою сырьевую колонию.

Возвращаясь к Саммиту «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге, отметим, что пакет предложений на этот «саммит» со стороны Грефа, Кудрина и в целом «неолиберального» правительства России не несет в себе заботы о России, о ее геополитических интересах, об интересах энергетической безопасности народа России. К сожалению, в силу уже компрадорско-буржуазных установок и интересов защиты класса «олигархических, сверхбогатых капиталистов», выращенных на почве экспроприации собственности народа России и распродажи ресурсов и имущества России, российское буржуазное государство демонстрирует де-факто предательство интересов народа.

Обратим внимание, что еще в 1991–1992 годах «Европейская энергетическая хартия» прямо указывала, что «западный капитал и опыт должны использоваться для изучения резервов энергии в СНГ, чтобы обеспечить такое положение, при котором были бы удовлетворены будущие энергетические потребности Запада». Хартия подчеркивала важность мер по сбережению энергии в Восточной Европе и СНГ, не упоминая о необходимости аналогичной стратегии для Запада.

Итак, Запад озабочен проблемой удовлетворения собственных энер­гетических потребностей, а Россия нет. Когда-то, в далеком 1946 году, в первом мирном году после Великой Отечественной войны, во время выборов в Верховный Совет СССР И.В.Сталин назвал контрольные цифры добычи нефти, угля, выплавки стали, чтобы СССР смог себе обеспечить энергетическую и военную безопасность и стабильность своего экономического развития. Нынешняя власть даже не мыслит в таких категориях.

Коль власть не способна обеспечить энергетическую безопасность страны, обеспечить своих граждан, независимо от экономического положения, – жильем и теплом, то встает исторический императив выживания народа, связанный с переходом от буржуазной диктатуры, капиталократии к власти народа, народовластию.

Этот исторический императив, императив перехода России на основания устойчивого, ноосферного развития – рано или поздно будет решен в XXI веке.

Национальная энергетическая безопасность России становится и основой, и одним из критериев такого развития.

 

 

 

 

 

Проблемы безопасности

 

Дмитрий Зеркалов

Тигипко: «Власть – это не владение заводами, морями, пароходами, а эффективное управление чужой «государственной» собственностью в свою пользу под крышей Президента.»